Встреча Путина с Трампом

Президент США Дональд Трамп заявил, что встретится с российским коллегой Владимиром Путиным «примерно тогда, когда поедет в Европу», передает Bloomberg.

Также Трамп сообщил, что обсудит с Путиным ситуацию на Украине и в Сирии.

Встреча Путина с Трампом

Дата и место встречи президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа были согласованы в ходе визита в Кремль советника главы Белого дома по национальной безопасности Джона Болтона и будут преданы огласке в четверг, 28 июня. 

Об этом рассказал помощник Владимира Путина Юрий Ушаков. Он отметил, что вопрос о встрече лидеров двух стран обсуждается давно по закрытым каналам.

«До встречи были проведены закрытые контакты, в ходе которых согласовывались параметры и возможность саммита», — указал чиновник.

При этом сотрудник администрации президента России подчеркнул, что о времени и месте проведения этого саммита будет объявлено 28 июня, передает ФАН.

Он добавил, что местом встречи будет «третья сторона» — удобный для обоих глав государств город. Ушаков также отметил важность будущих переговоров.

«Эта встреча имеет огромное значение и для России, и для Америки, имеет огромное значение для всей международной обстановки. Я думаю, что это главное международное событие этого лета будет», — сказал помощник Путина.

По его словам, встреча Путина и Трампа пройдет в формате тет-а-тет и, скорее всего, продлится несколько часов.

«Встреча может дать хороший импульс к развитию отношений», — резюмировал Ушаков.

Несколькими часами ранее американское издание Politico со ссылкой на свои источники сообщало, что лидеры России и США могут провести встречу в Хельсинки.

В мае нынешнего года телеканал CNN сообщал, что Дональд Трамп пытался узнать у федерального канцлера Германии Ангелы Меркель, как ему лучше разговаривать с Владимиром Путиным. Трамп хотел узнать способы работы с Путиным, но «непонятно, дала ли [Ангела] Меркель какой-то совет», сообщали американские журналисты.

Разговор произошел в ходе встречи лидеров ФРГ и Соединенных Штатов в Вашингтоне 27 апреля. Источники CNN сообщили, что общение Трампа и Меркель в некоторых местах проходило напряженно.

Перед началом диалога хозяин Овального кабинета напомнил о своем «очень жестком» курсе внешней политики по отношению к Кремлю, но при этом высказался в поддержку нормализации отношений с РФ. При этом официальные лица американского правительства дали понять, что «Трамп временами на самом деле, как казалось, не слушал ответов».

Месяцем ранее Трамп в ходе телефонного разговора с Путиным предложил провести двустороннюю встречу в Белом доме. Об этом рассказывал Ушаков.

«Если все будет нормально, я надеюсь, что американцы не откажутся от своего предложения обсуждать возможность проведения саммита. Когда наши президенты беседовали по телефону, то Трамп предложил первую встречу провести в Вашингтоне, в Белом доме», — пояснял помощник президента России.

Прокомментировал эту новость и глава Белого дома.

«Мы, возможно, встретимся в не столь далеком будущем, чтобы мы смогли обсудить гонку вооружений, Украину, Сирию, Северную Корею и другие вещи», — отметил американский президент.

Первая встреча Путина и Трампа прошла 7 июля 2017 года на саммите G20 в немецком Гамбурге и носила напряженный характер из-за обсуждения темы обвинений Москвы со стороны американских спецслужб во «вмешательстве» в президентские выборы в США в ноябре 2016 года.

 
Однако стоит отметить, что, тем не менее, встреча американского и российского лидеров стала одним из главных событий первого дня саммита «двадцатки». На переговорах также присутствовали глава российского Министерства иностранных дел Сергей Лавров и госсекретарь США Рекс Тиллерсон. Вопреки заявленным 30–40 минутам встреча продлилась более двух часов.

Затем — 11 ноября 2017 года — во второй день 25-го саммита форума Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество во вьетнамском Дананге во время церемонии фотографирования президенты провели встречу «на ногах».

Хотя сам Трамп и говорил о необходимости встречи со своим российским коллегой на полях саммита, администрациям президентов не удалось согласовать графики. В итоге президенты вели активную беседу в свободное от других мероприятий время — пока шли на церемонию фотографирования. Тем не менее, их короткий разговор оказался крайне эффективным.

Встреча Путина и Трампа: в Вене все готово

Власти Австрии начали подготовку к проведению запланированной на середину июля встречи президента России Владимира Путина с президентом США Дональдом Трампом в Вене. Как сообщают австрийские СМИ, дипломаты обеих стран несколько дней уточняли детали грядущего саммита. Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков заявил, что пока не готов предоставить информацию о встрече.
 

Кроме того, в Австрию прибыли специалисты служб безопасности обеих держав для подготовки всех необходимых мер.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков тем временем сообщил РИА «Новости», что Кремль пока не готов предоставить информацию относительно встречи Трампа и Путина. Однако же, добавил представитель российского лидера, официально о встрече будет сообщено «по мере готовности».

Кроме того, перед этим Песков заявил, что в ходе телефонных переговоров Путин и Трамп выбрали Вену, столицу Австрии, как место для встречи.

Отметим, что с 1 июля Австрия будет председательствовать в Европейском Союзе. Вена намерена развивать сотрудничество с Россией.

«Поскольку Россия играет ключевую роль для стабильности и безопасности в Европе и мире, задачей Австрии будет продолжение развития отношений ЕС и России, основанных на уже сформулированных пяти руководящих принципах»,

— говорится в документе, предваряющем председательство австрийцев

Есть серьезные геополитические моменты, которые нужны уже не лично Трампу, а самой Америке и наиболее вменяемой части американского истеблишмента. И прежде всего это понимание того, что надежды на «разорванную в клочья российскую экономику» сами уже разорваны в клочья, и чем дольше будет продолжаться новая «холодная война» между США и Россией, тем сильнее укрепится Китай. А именно он, а не РФ, в настоящий момент является главным геополитическим вызовом для США.

Также США хотели бы предотвратить рост влияния Ирана на Ближнем Востоке. Но решить этот вопрос без Москвы довольно проблематично. А значит, и тут американцам есть смысл «управлять миром» не против, а вместе с Россией.

Тем более что это может быть частью глобальной и долгосрочной игры, в ходе которой нас попытаются рассорить с Пекином и Тегераном, а потом поодиночке добить и тех, и других, и третьих. Правда, у этого варианта есть большой минус: невозможно выступить с обращением к американскому народу и сказать: дорогие американцы, не переживайте, мы сейчас обманем русских, используем их для таскания каштанов из огня, а потом все равно прикончим! Более того, такую информацию нужно хранить в тайне даже от крупных политиков и конгрессменов, потому что чем шире круг посвященных, тем выше вероятность утечки.

Именно поэтому мы можем утверждать: каковы бы ни были истинные намерения американцев, они, с одной стороны, заинтересованы в улучшении отношений с Москвой, а с другой, вынуждены действовать достаточно аккуратно, чтобы негативные последствия внутри самой Америки не перевесили любые ожидаемые внешнеполитические выгоды.

Теперь немного о том, чего же нам ждать от самой встречи. Возможно ли принятие на ней таких решений, которые мы смело могли бы назвать прорывными? Будет ли концептуально решен хоть один вопрос, который непреодолимой преградой лежит на пути двусторонних отношений?

Например, вопрос Крыма. Ведь говорил же Трамп недавно, что Крым русский, потому что там говорят по-русски… И можем ли мы от этой, по сути, оговорки, перекинуть мостик на глобальное решение главной постсоветской проблемы, а именно территориальной «кастрации» России, оставшейся без святого для любого русского человека города Киева, без Одессы, Харькова или Усть-Каменогорска? Ведь они тоже «русские, потому что там говорят по-русски»!

Откровенно говоря, таких глобальных решений ни сейчас, ни в ближайшем будущем ожидать, наверное, не стоит. Хотя это и есть та минимальная цена, которая могла бы привлечь Россию, выражаясь фигурально, «на сторону Запада». Но вряд ли для этого созрел сам Запад: то, что для нас является минимальной ценой, для него кажется совершенно невозможной уступкой.

С другой стороны, Трампу явно не нужна эта встреча, если на ней не будет принято вообще никаких решений, которые хотя бы в «ручных» республиканских СМИ можно подать как «прорывные» или даже «эпохальные». Вероятно, понимают это и в Кремле, поэтому вряд ли Путин поедет в Вену с пустыми руками: в конце-то концов, у нас тоже есть свой интерес в снятии двусторонней напряженности. И он, в краткосрочной перспективе, даже существенно выше, чем у американцев.

Итак, что же может стать предметом переговоров и договоренностей? К какому компромиссу могут прийти стороны, не сильно ударив по своим интересам, но дав основания говорить об успехе встречи?

Признание Крыма частью российской территории? Крайне маловероятно, или даже «сразу нет». Трамп, конечно, любит дипломатические экспромты, но опасность такого шага тоже понимает. Теоретически мы можем допускать появление какой-то расплывчатой формулировки в духе «мы никогда не признаем, но оставим этот вопрос за скобками, чтобы он больше не омрачал двусторонние отношения». То есть возможно появление формулы «нет признания, но нет и санкций». И это, замечу, крайне благоприятный для Москвы сценарий, потому что такая формула выбивает почву из-под ног у всех сторонников санкций против России.

Решение вопроса с Донбассом в пользу Украины по какому бы то ни было сценарию? Тоже маловероятно, но против будет уже Москва: тут бы с пенсионной реформой разобраться без большого ущерба для рейтинга, куда уж принимать такие непопулярные решения, которые никакие «говорящие головы» не смогут оправдать.

Однако какой-то документ по Донбассу все-таки может быть принят. Целью его, вероятно, будет не одномоментное решение донецкого вопроса, а альтернатива так называемым «Минским соглашениям», бесперспективность которых видна уже даже самым отъявленным оптимистам. Опять-таки, можно спорить о том, станет ли такой документ рабочим. Но свою роль в подъёме рейтинга Трампа он сыграть может.

Уже упоминавшийся вопрос общего признания границ русского мира как государственных границ России вряд ли будет ставиться даже кулуарно. Во всяком случае, пока. И ждать каких-то быстрых прорывов на этом направлении пока даже не стоит. А дальше… А дальше многое будет зависеть от темпов роста Китая, роста его геополитического влияния и от того, как либеральные западные СМИ проглотят фокус с Крымом (если тот, конечно, будет проделан). Возможно, что через годик, при соответствующем рейтинге Трампа, к этому вопросу ещё вернутся.

Ну а теперь о самом реальном, скромном и вероятном варианте итогов встречи.

Если смотреть на то, где возможности одной стороны смыкаются с возможностями и интересами другой стороны, у нас получается примерно следующее: Сирия и санкции.

Расшифрую: мы имеем серьезное влияние в Сирии, но это направление для нас не настолько критично, чтобы мы не могли поступиться ни пядью собственных завоеваний, а американцы вольны как ввести санкции, так и снять их. И тоже без особого ущерба для себя или даже с некоторой прибылью. 

Поэтому возможный компромисс выглядит примерно так: Россия обязуется способствовать тому, чтобы Иран ушел из Сирии, а США снимают санкции против компаний, строящих «Северный поток 2».

Оставим в стороне возможность Москвы повлиять на Тегеран. Думаю, это возможно, хотя особого восторга там и не вызовет. Но в целом, за исключением нюансов, это вполне годная для России сделка. Особенно, если американцы тоже пойдут на какие-то уступки в Сирии.

А вот для Трампа это будет просто великолепный итог. Как же, и своего лютого врага пнул, и американским компаниям позволил не терять деньги в России и Европе. Тем более что остановить строительство все равно не удавалось, так какого лешего мешать честного американскому бизнесу заключать честные и прибыльные сделки?

Это не только то, что любит сам Трамп, это то, что любит избиратель Трампа. А это, как вы понимаете, удваивает цену такого дипломатического успеха, при котором Америка, кажется, получает двойную выгоду.

Ну а то, что Конгресс может быть против такой отличной сделки, так то уже его, Конгресса, политические и электоральные риски.

 
Показать больше

Связанные статьи

Close