Политика

Мечтать не вредно: Киеву НАТО не светит

Грузия станет членом НАТО, заявил генсек альянса Йенс Столтенберг на совместной с президентом Грузии Георгием Маргвелашвили пресс-конференции в Брюсселе. Конкретных сроков Столтенберг, как обычно, не назвал, но традиционно заверил, что «НАТО продолжит оказывать Грузии политическую и практическую помощь и готовить ее к будущему членству в альянсе». Украине же никаких гарантий давать не стали.


фото: AP

Президент Украины Петр Порошенко и генсек НАТО Йенс Столтенберг.

Столтенберг пояснил, что для вступления Грузии потребуется согласие всех стран НАТО, а по этому вопросу консенсуса пока нет. Одновременно он напомнил, что весной 2008 года на саммите в Бухаресте было заявлено, что Грузия сможет стать членом организации лишь при условии ее соответствия всем необходимым натовским стандартам. А в 2014 году на очередном саммите для Грузии был утвержден специальный пакет мер, которые ей необходимо предпринять в стремлении к вступлению в альянс. И вот теперь генсек НАТО поблагодарил грузинские власти за то, что они существенно продвинулись в этом вопросе. Но продвинулась Грузия все же не до конца. Правда, для нее может быть сделано исключение, и ее постараются принять по упрощенной схеме. Следующей в очереди на вступление стоит Украина. Однако здесь со стандартами НАТО все гораздо сложнее. А потому Киеву упрощенный вариант вступления в альянс точно не светит.

Стандарты НАТО не обязательно предполагают, что у всех стран альянса — одинаковое оружие, одинаковые армии, ВМС или ВВС. Стандарты в первую очередь подразумевают боевую совместимость войск стран — членов альянса. Что это означает?

— Во-первых, в случае получения приказа о мобилизации какого-либо количества сил, особенно сил быстрого развертывания — они первыми реагируют на военную угрозу, — армии государств должны знать, кому, где и в каком количестве развертываться, — комментирует «МК» президент Института стратегических оценок Александр Коновалов. — Во-вторых, во время боевых действий, если, к примеру, отдается команда норвежскому подразделению, то эту же команду должны понимать и польские подразделения. Проще говоря, чтобы по команде «ложись» все ложились, а по команде «бегом» все бежали.

— А как с точки зрения стандартов боевой техники? Насколько известно, и в Грузии, и в Прибалтике, и у бывших членов Варшавского Договора до сих пор на вооружении стоит еще старое советское оружие…

— С точки зрения стандартов вооружения в НАТО все не так жестко. Например, на вооружении стран альянса имеется большее количество разновидностей бронетехники, чем было в прежнем Варшавском Договоре, где, за редким исключением, было в основном советское оружие. А в Европе считают, что напрягать и гробить свою военную промышленность во имя каких-то мифических интересов НАТО совсем не обязательно.

— Получается, Грузия с большой натяжкой отвечает стандартам НАТО, но в западный военный блок она все-таки войдет?

— Если грузинских военачальников в интимной беседе спросить, что бы они хотели получить от вступления в НАТО, вряд ли они скажут, что новое западное вооружение. Они вам ответят, что прежде всего хотели бы получить гарантии, что в случае «агрессии со стороны России» им на помощь придут войска НАТО.

— Хотеть не вредно… Ради далекой Грузии Европа не ввяжется в войну с Россией.

— Однако «защита от России» с помощью сил НАТО — это главная цель вступления Грузии в альянс. Грузины нас боятся. У них имеется негативный опыт общения с нами в военной сфере. Они мечтают жить по европейским стандартам, а не так, как мы им предлагали в свое время.

— Так все-таки, на ваш взгляд, если официальное заявление от Столтенберга прозвучало, то Грузия, пусть даже она пока не вполне отвечает натовским стандартам, все равно в ближайшее время будет принята в НАТО?

— Думаю, что да. Все к этому идет. И у России нет реальных сил помешать этому движению.

— Но ведь условием вступления любой страны в НАТО должно быть отсутствие в пределах ее границ территориальных споров. А у Грузии существует проблема Абхазии и Южной Осетии. Как быть с этим?

— Это, безусловно, проблема. Но я думаю, что Тбилиси до формального предложения вступления в НАТО наверняка предпримет для решения этого вопроса какие-то конкретные шаги. Уверен, что Грузией будут сделаны попытки урегулировать свои отношения с соседями. Возможно, окончательного решения по этому вопросу достигнуто не будет, но какая-то «дорожная карта», которая устроит и стороны конфликта, и Запад, намечена быть должна.

— Возможен ли такой же путь вступления в НАТО для Украины, которую называют следующей страной-претендентом на вступление в альянс?

— Думаю, нет. Украину нельзя сравнивать с Грузией. Здесь в каком-то смысле возможно сравнение с Польшей. Сравнение Украины и Грузии вообще некорректно. Грузию в этом смысле уместнее сравнить, к примеру, с Черногорией. Это маленькая страна, непосредственных границ с Россией не имеет. Член она НАТО или нет — Россию не слишком волнует. Украина — совсем другое дело. Здесь очень много проблем, и без начала их решения, принятия каких-то взаимоприемлемых для России и Украины условий очень трудно будет говорить о вступлении. Тем более есть Восточная Украина — Харьков, Одесса, Донбасс… Российская позиция по военному контролю НАТО над этими территориями будет жестко отрицательной.

— То есть вы считаете, что вопрос вступления в НАТО Украины — это тема весьма отдаленного будущего?

— Трудно сказать. В наше время все происходит быстро. Но думаю, что «дорожную карту» вступления в НАТО Грузии или Черногории нельзя применить к Украине. Это куда менее существенные в военном, экономическом и политическом отношении страны, нежели Украина. С их стороны особой угрозы Россия не ощущает. Но что касается Украины, то, я думаю, Россия постарается не допустить, чтобы эта страна стала плацдармом для сил НАТО.

Источник

Показать больше

Связанные статьи

Close