Политика

Козаку поручили объединить Молдавию с Приднестровьем: спецпреду дали второй шанс

Бывают назначения, которые трудно расценить иначе, чем «знаковые». Именно таким является решение Владимира Путина сделать своим специальным представителем по развитию торгово-экономических отношений с Молдавией Дмитрия Козака. Указ об этом был опубликован 12 июля. Дело в том, что с именем Козака связан один из самых громких провалов политики Москвы на постсоветском пространстве: история со срывом подписания так называемого «Меморандума Козака» – документа об окончательном урегулировании приднестровского конфликта.


фото: kremlin.ru

План, разработанный Козаком в 2003 году по поручению президента Путина, предусматривал вхождение Приднестровья в состав Молдовы на правах субъекта «асимметричной федерации». ПМР и Гагаузия получали возможность блокировать нежелательные для них решения и выйти из состава Молдовы в случае ее объединения с Румынией. Кишинев давал обязательства сохранять внеблоковый статус и соглашался на размещение российских войск на территории ПМР сроком на 20 лет.

Москва тогда остро нуждалась во внешнеполитических победах. Однако вместо триумфа вышел конфуз. Подписание Меморандума, уже лично парафированного президентами Молдовы и Приднестровья, было намечено на 25 ноября. Оно должно было состояться в Кишиневе в присутствии президента РФ. В последний момент визит Путина был отменен: президент Молдовы отказался подписывать документ. Впоследствии Владимир Воронин говорил мне, что на него тогда было оказано беспрецедентное давление со стороны западных дипломатов.

Поэтому возвращение Козака на «молдавское направление» вызывает вопрос: намерена ли Москва вновь реанимировать свой старый план мирного урегулирования? Ранее на «приднестровском фронте» сражался нынешний глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин. Правда, должность его называлась иначе: «специальный представитель президента РФ по Приднестровью». Курировал он и торгово-экономические отношения с Молдовой. Но в прошлом году он был объявлен в Кишиневе персоной нон грата.

По нашей информации, на роль сменщика Рогозина, помимо Козака, рассматривалось несколько кандидатур. В том числе помощника президента Владислава Суркова. Весной появились слухи, что Сурков может покинуть свой пост, на котором он курировал в том числе украинское направление. Однако 13 июня вышел указ о его переназначении в прежней должности. Вторым кандидатом называли бывшего замминистра обороны Юрия Борисова, который занял позицию Рогозина в правительстве – пост вице-премьера по вопросам развития ВПК. Однако назначение военного куратором конфликтного региона вряд ли было бы правильным с точки зрения дипломатии.

Ситуация в Молдове сегодня напоминает ситуацию 2003 года. Тогда президентом был лидер компартии Владимир Воронин, который заявлял о себе как о «друге России», и на этом основании просил Кремль помочь с урегулированием приднестровской проблемы. Теперь президентом является глава партии социалистов Игорь Додон, который тоже заверяет Москву в намерении строить партнерские отношения. Но есть существенные отличия. Воронин полностью контролировал ситуацию в стране. Додон пока остается крайне слабым президентом, практически лишенным полномочий. Он рассчитывает на предстоящие парламентские выборы, на которых надеется укрепить позиции своей партии. Для этого ему нужны победы, или хотя бы их видимость. Не случайно назначение Козака состоялось как раз накануне встречи Додона с Путиным. Оно должно продемонстрировать населению Молдавии возможность каких-то перемен на «приднестровском фронте».

Есть и еще одно важное обстоятельство, затрудняющее реанимацию «Меморандума Козака». Это позиция Приднестровья. Осенью прошлого года президент ПМР Вадим Красносельский в интервью «МК» заявил о категорическом неприятии его нового издания. «В одну реку нельзя войти дважды», – сказал он. Конечно, у Москвы есть свои рычаги, и если уж Козаку удалось в 2003 году уломать «железобетонного» главу ПМР Игоря Смирнова, то получится и с Красносельским. Вопрос только – зачем? Идея сделать Приднестровье тем якорем, который удержит Молдову от слияния с Румынией, может быть, и хороша, но практически вряд ли осуществима. Чем скорее объединится Молдова, тем скорее она уйдет в Румынию и в НАТО – только уже вместе с Приднестровьем.

Источник

Показать больше

Связанные статьи

Close