Глава Минтранса лично проверил пустующие аэропорты и вокзалы

МОСКВА, 16 мая. /Корр. Мария Амирджанян/. Глава Минтранса РФ Евгений Дитрих в субботу утром лично проверил, как работают аэропорты, железнодорожные и автовокзалы Москвы в период самоизоляции. Маршрут министра в сопровождении его подчиненных и журналистов, включая корреспондента , пролегал от Белорусского вокзала до автовокзала "Северные ворота" через аэропорт Шереметьево.

На эту темуВсе о коронавирусе: подборка актуальных материалов

Транспортная отрасль пострадала от пандемии сильнее многих других. По данным Минтранса, пассажиропоток на всех видах транспорта в России упал на 70-95%. Хотя внутрироссийское сообщение, в отличие от международного, не приостанавливалось, спрос резко упал: курорты закрыты, въезжающих во многие регионы ждет обязательный карантин, да и сами россияне предпочитают соблюдать самоизоляцию.

Транспорт, кажется, и не надеется на быстрое восстановление — маски и перчатки, скорее всего, останутся нормой жизни надолго, как и недоверие к поездам и самолетам, с помощью которых вирус распространился по всей планете.

Чемодан, вокзал и маска

Журналисты и сотрудники Минтранса, собравшиеся в ожидании министра на площади Тверской заставы, впервые увидели друг друга за время самоизоляции. Несколько десятков человек шутили и обсуждали насущную тему — маски и перчатки, носить которые в Москве теперь обязательно. Кто-то пришел в рабочих перчатках, потому что в латексных неудобно, кто-то благодаря маске стал похож на ниндзя, а еще выяснилось, что в маске непонятно, улыбается человек или нет. Для журналистов, которые провели в самоизоляции уже полтора месяца, это стало открытием.

Министр, приехавший на Белорусский вокзал на служебной машине, первым делом надел перчатки и маску. Первая ему, видимо, чем-то не понравилась, пришлось сразу надеть другую. У помощников оказался целый запас масок — то ли для регулярной смены, как предписывают специалисты, то ли просто на всякий случай.

На эту тему

3 Материала

Дитриха встретили его заместитель Владимир Токарев, курирующий железнодорожный транспорт, заместитель гендиректора РЖД Олег Тони и начальник Московской железной дороги Михаил Глазков, а также гендиректор "Аэроэкспресса" Алина Бисембаева.

На вокзале министр сначала направился в кассу пригородных билетов: расспросил сотрудника, как идут продажи в условиях пандемии, и воспользовался висевшим возле кассы санитайзером. Дитриху показали вендинговые автоматы, где можно купить маски и перчатки, и дистанционное справочное бюро — экран, обеспечивающий видеосвязь со специалистами. В справочной министру напомнили: передвигаться по Москве, а также в любых поездах, необходимо в маске, перчатках и с соблюдением социальной дистанции.

На втором этаже вокзала, уже около кассы поездов дальнего следования, министр решил расспросить пассажира о том, как на вокзале соблюдаются санитарные нормы. Выяснилось, что пассажиру и температуру измерили, и о мерах защиты проинформировали.

Неожиданно Дитрих решил зайти в Burger King, в котором, как и во всех кафе столицы, теперь можно купить что-то только на вынос. "Приходят люди? Обслуживаете как обычно?" — поинтересовался он у кассира. Что ответил кассир, осталось понятно разве что самому министру — из-за социальной дистанции, о которой постоянно напоминал один из помощников главы Минтранса, журналисты зачастую не могли слышать все разговоры министра.

В пустом вагоне

В Шереметьево министр решил отправиться на "Аэроэкспрессе". Бисембаева рассказала, что и терминал на вокзале, и сами поезда регулярно дезинфицируют, а климат-контроль в составах позволяет обеззараживать весь попадающих в них воздух. "Поезда моют постоянно, точно так же, как все вокзальные терминалы", — заверила она.

Дитрих в беседе с ней сравнил "Аэроэкспресс" по интенсивности работы с самолетами, и признал: когда гражданская авиация была вынуждена по большей части "приземлиться", стало меньше работы и у экспрессов. "Абсолютно, мы это ощутили на себе", — подтвердила Бисембаева. Впрочем, министр дал ей надежду, рассказав, что меры господдержки "Аэроэкспресса" в его ведомстве уже обсуждаются.

Кажется, делегация Минтранса и журналисты были единственными пассажирами не только в вагоне, но и во всем экспрессе. В поезде Дитрих обсуждал противоэпидемиологические меры на транспорте и отметил, что рассаживать пассажиров в самолете, как это делают сейчас в поездах, не получится. Рейс становится рентабельным при загрузке на три четверти, и при рассадке через одного перевозчикам придется повышать стоимость билетов минимум до 70 тысяч рублей, уверен министр. "Большинство [зарубежных] компаний, которые начинали с такого социального дистанцирования работу, они от этого режима отказываются", — подчеркнул он.

Без duty free, но с самолетами на стоянках

В Шереметьево Дитриха встретили генеральный директор аэропорта Михаил Василенко и председатель совета директоров Александр Пономаренко. Несмотря на перчатки, руки пожимать не стали, ограничившись чем-то вроде приветствия из рэперских клипов — "стукнулись" локтями.

Министра отвели сразу в самый новый терминал — C. По пути ему представили дезинфекторов в желтых костюмах, которые несколько раз в день обеззараживают все помещения, и медиков — с недавних пор тест на коронавирус можно сдать прямо в аэропорту. Скоро в Шереметьево планируют начать делать и тесты на антитела.

На эту тему

Международная часть терминала C сейчас законсервирована, а сам аэропорт больше похож на заброшенный город в постапокалиптическом кино, только чистый. Редкие люди прижимают маски к лицам и стараются побыстрее отойти друг от друга. Кафе и торговые точки не работают, магазины duty free в международной части закрыты решетками, в зоне посадки никого — авиасообщение с другими странами прекращено, кроме вывозных рейсов.

"Аэрофлот", для которого Шереметьево является базовым аэропортом, с начала пандемии сократил перевозки на 95%. Еще в марте Шереметьево временно вывел из эксплуатации три терминала и самую новую из своих трех взлетно-посадочных полос, заработавшую только в прошлом году. Учитывая, что другая сейчас в ремонте, самолеты принимает только одна.

Правда, самолеты в основном стоят. Единственное место в аэропорту, где буквально не протолкнуться, — это стоянка. Как рассказал журналистам первый замгендиректора Шереметьево Андрей Никулин, законсервированные самолеты занимают 190 из 290 мест в аэропорту. Оставшиеся 100 "находятся в резерве для оперативного обслуживания тех рейсов, которые сейчас есть", пояснил он.

Впрочем, Дитрих был настроен, скорее, оптимистично. Говоря о возобновлении полетов за рубеж, он намекнул: "Очень верим, что мы, не дожидаясь июля…". При этом министр повернулся к председателю совета директоров Шереметьево — Пономаренко в недавнем интервью Forbes предположил, что международное авиасообщение может возобновиться в июле.

В официальном прогнозе глава Минтранса был более осторожен. "Мы выражаем надежду, что такие решения [по возобновлению полетов] могут состояться в июле, но в первую очередь они будут зависеть от обстановки в тех странах, куда мы хотели бы отвезти нашего пассажира", — аккуратно сказал он журналистам.

Ворота закрыты

Из Шереметьево Дитрих обычным автобусом — тоже "Аэроэкспресса" — отправился на автовокзал "Северные ворота" возле станции метро "Ховрино".

В блестящем стеклянном здании, которое заработало всего полтора года назад, в субботу не было почти никого. Терминал казался совершенно пустым, хотя в сравнении с Белорусским вокзалом и тем более Шереметьево он выглядит крошечным.

На "Северных воротах" министр задерживаться не стал — он провел там около получаса, в основном оживленно обсуждая с представителями профильного бизнеса сложившуюся ситуацию.

Транспортной отрасли скоро придется столкнуться с противником страшнее ограничительных мер, которые во многих странах и регионах уже постепенно снимают. "Мы разговаривали со многими пассажирами, — рассказал в ходе поездки Дитрих. — Они говорят, что с радостью возвращаются на работу, в поездки, но многие говорят, что им очень страшно от того, что могут заразиться, потому что на транспорте много народа".

Преодолеть это недоверие, как показал опыт восстановления перевозок после многих кризисов, можно. Но ради этого отрасли предстоит снова измениться: привыкать не только к досмотру вещей, но и измерению температуры на входе, обеспечивать пассажиров масками и перчатками и внедрять социальную дистанцию везде, где это возможно.

Показать больше

Связанные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close